Сайт для тех, кто хочет большего...
Форумы для тех, кто "подсел" на иглу ;)
Имя:   Пароль:
 
 Мои пока еще неумелые попытки. sosedka sleva 16/10 22:44
МасянЕк за работой МасянЕк 16/10 22:21
СОУЧАСТНИКИ-2!!! 4-й этап артишок 16/10 21:36
Второе дыхание natasun 16/10 17:34
Фунтик. Хвастушки. filkowa 16/10 17:00
Рождественский венок moderator 15/10 23:46
Светик вышивает Fraulein-Svetlana 15/10 19:26
Мисс Брусничка moderator 15/10 17:27
Хвастушки от Фульи.... bassia 15/10 13:40
Наше приложение - шейте прямо с планшета и смартфо Тишуля 15/10 12:49






Список форумов Вышивай.ру // Личные странички / Ксюшина гостиная
Начать новую тему   Ответить на тему На страницу 1, 2, 3 ... 19, 20, 21  След. 
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

Ксюшина гостиная    СообщениеДобавлено: 18:06, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой

Те, кто заглядывает на страничку моих хвастушек, знают, что я люблю стихи, притчи, интересные рассказы, но во время чистки хвастушек они исчезают, чтобы дать место рукоделкам, поэтому я и решила открыть свою личную страничку, в которой буду публиковать то, что покажется мне интересным. Надеюсь, что вам не будет скучно у меня в гостях.

Когда бури житейские встанут стеной
И сквозь них не пройти, не прорваться,
То спасательный круг вдруг мелькнет над волной:
Это с вышивкой старые пяльца.

Я бросаюсь туда, утопая в беде,
За соломинку тщетно хватаюсь –
Но исчезла соломинка прямо в руке,
В ней иголочка с ниткой остались.

Как слепая, я делаю первый стежок,
А в глазах все плывет и двоится…
… Я как будто в ладье и лечу на восток
(Или все это только мне снится?)

Ткань натянута в пяльцах, как парус тугой,
Гордый парус, наполненный ветром,
Беды все позади, далеко за кормой,
И несусь я навстречу рассвету.

Первый солнечный луч золотит облака,
Вместо бури – с барашками волны,
И от них отражается свет… нет, не так –
Мой узор этим светом наполнен!

Вышивание – древних славян ремесло,
И душою я в нем растворяюсь,
И становится снова на сердце тепло,
Когда пялец привычно касаюсь.

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 18:12, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Сестрицы по изящному искусству,
Подруги по уменью вышивать!
В свои работы вкладывая чувства,
Готовы их другим передавать.

И быт, и жизнь всемерно украшая,
В душе вы поэтессы, как и я,
Мы, рукодельницы, все как семья большая,
Сплочённая и дружная семья.

Так пусть удача нас не оставляет,
Пусть будут нам подвластны бисер, гладь.
Мы – рукодельницы! И ясно понимаем:
Мир красками не смог без нас сиять!
Е.Краснова

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 18:15, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Сказка о прекрасной вышивальщице.
Жил в далекой-далекой деревушке бедный юноша. Его звали Манолис. Родители у него умерли, все, что осталось ему в наследство — это старая скрипка, она-то и утешала в дни невзгод его и таких же бедняков, каким был Манолис. Вот и любили Манолиса и его скрипку в округе все. Однажды вечером возвращался Манолис из соседней деревни и вдруг услышал в чаще кустарника какой-то шум. Раздвинул Манолис ветви и увидел волчицу-мать, попавшую в капкан. Пожалел Манолис попавшую в беду волчицу, ее маленьких деток, пожалел и выпустил зверя на свободу.

И волчица ту же исчезла, а Манолис пошел дальше к своему одинокому дому. Ночью его разбудил стук. Едва он отодвинул засов, как дверь с шумом распахнулась, и в хижину вошел огромный волк.

— Не бойся меня, Манолис! — сказал волк. — Я пришел к тебе как друг. Ты спас моих малышей, подарив свободу волчице. И хотя люди нас считают злодеями, я докажу тебе, что за добро и волк платит добром. Я отведу тебя в никому не ведомое место: там, за тремя дверьми, скрыты несметные богатства и живет прекрасная, как весенний день, принцесса.

Удивился Манолис словам волка, но спорить не стал. Взял скрипку, с которой никогда не расставался и пошел за волком. Когда забрезжил рассвет, увидел Манолис вдали великолепный дворец, окна его так и светились стеклами из хрусталя, а дверь из чистого серебра сверкала еще сильнее. Волк толкнул серебряную дверь, и они оказались в серебряном зале. Здесь все: и стены, и пол, и потолок — были из чистого серебра! И только в глубине зала горела, словно солнце, золотая дверь. За золотою дверью был золотой зал. За бриллиантовой — бриллиантовый! Манолис даже зажмурился, чтобы не ослепнуть. Наконец, путники увидели сверкающий драгоценными камнями высокий зал. В глубине его, на троне, сидела юная принцесса. Она была прекрасна, как первый день весны. Манолис от восхищения замер. Волк приблизился к трону и, поклонившись, сказал:

— Приветствую тебя, принцесса! Видишь, я исполнил твое желание — привел к тебе того, кто совершил бескорыстный поступок.

И он поведал принцессе о том, как Манолис отпустил волчицу на свободу.

— Ты прав! — сказала принцесса. — Манолис — смелый и добрый юноша. Такой человек мне и нужен. Ему я смогу доверить все мои богатства и трон!

Принцесса тут же объявила, что выходит замуж за Манолиса. А он? Он был так восхищен ее красотой, что впервые в жизни забыл о своей скрипке.

Когда Манолиса одели в золотые одежды и повели к принцессе, она, улыбаясь ему, сказала:

— Завтра ты станешь королем. Поэтому, уже сегодня тебе следует осмотреть все сокровища, хранящиеся во дворце.

Они обошли весь дворец, все залы и комнаты его. С каждым шагом росло удивление Манолиса — так богат, так прекрасен был дворец. Но вот они очутились возле высокой башни. Принцесса сказала:

— В этой башне нет ничего ценного и заходить в нее не стоит...

Но юношу охватило непонятное волнение. Он почувствовал непреодолимое желание войти в башню.

Сам не зная почему, он сказал:

— Нет, я должен подняться туда! — и показал на самый верх зубчатой башни.

Нехотя уступила ему принцесса.

В башне действительно не было ничего примечательного. И не было никаких богатств. В единственной комнатке, находившейся на самом верху, возле окна сидела девушка за пяльцами и вышивала. Манолис взглянул на нее и чуть не отшатнулся — до того она была безобразна. Только большие голубые глаза ее светились таким прекрасным светом, что, раз увидев, уже невозможно было их забыть.

— Кто эта девушка? — шепотом спросил Манолис.

— Это моя бедная родственница, — сказала принцесса, — я приютила ее из жалости. Она поселилась в башне и никуда не выходит, чтобы не встречать людей. Ведь она так безобразна!...

Пока принцесса нашептывала все это Манолису, девушка, склонившись над пяльцами, продолжала, не останавливаясь ни на мгновение, вышивать. Казалось, она ничего не видела и не слышала. Под ее проворными пальцами на шелке возникла удивительной красоты птица. Но, когда девушка сделала последний стежок, птица вспорхнула и улетела в окно. Тогда девушка в горе заломила руки и с отчаянием воскликнула:

— И эта улетела, как другие!... Так будет всегда!...

— Эта несчастная заколдована! — сказала принцесса. — День за днем она терпеливо вышивает, потому что чары спадут с нее только тогда, когда она вышьет сто птиц... А они все с последним стежком улетают! — Но что тебе до всего этого? Лучше вернемся поскорее во дворец и посмотрим, как идут приготовления к свадьбе.

Всю ночь не мог уснуть Манолис. Мысли о несчастной девушке не выходила у него из головы. Рано утром, когда принцесса и ее слуги спали, юноша незаметно выскользнул из дворца и прокрался в башню.

Девушка сидела за пяльцами и вышивала.

Смущаясь, Манолис спросил ее:

— Ты не устала все время вышивать?

— О нет! — ответила девушка. — Я готова вышивать сколько угодно. Терпению моему нет конца. Лишь бы птицы не улетали. Но стоит мне сделать последний стежок, как все они оживают и летят прочь!

Пораженный стоял Манолис, слушая ее печальный рассказ. Но что он мог сделать, чем помочь несчастной? Ведь колдовские силы были неподвластны ему. И все же он спрашивал себя: если нельзя ей помочь, то, быть может, найдется средство, способное хоть немного облегчить ее страдания?

И он вспомнил о скрипке, о которой впервые забыл в этом дворце, полном роскоши и сокровищ.

О, как торопился, как бежал Манолис за своей скрипкой! Не теряя ни минуты, он тут же вернулся с ней в башню. Никогда он так не играл. Никогда так не звучала его скрипка.

Всю свою добрую душу, всю силу нежного, смелого сердца вложил Манолис в песню, которая лилась из-под смычка. И, о чудо! — птицы умолкли за стенами башни. Сначала они прислушались к звукам скрипки, потом подлетели к окну, потом вспорхнули в комнату и... стали садиться на вышивание.

А Манолис все играл. Безобразное лицо заколдованной девушки озарилось каким-то странным светом: ведь при виде вернувшихся птиц в сердце ее зажглась надежда. В это самое время снизу раздался голос принцессы. Она звала его, потому что наступило утро и должна была начаться свадьба. А Манолис все играл и играл. Он слышал принцессу, но он видел, как в нетерпении склонилась над своим вышиванием девушка, как ее лицо озаряет надежда.

А птицы все влетали и влетали в комнату...

Неожиданно дверь распахнулась — последний громкий стон издала скрипка. С яростью принцесса вырвала ее из рук юноши — и одновременно в башне раздался крик полный счастья и радости. Это был голос Манолиса. Он увидел, как вдруг изменилась бедная вышивальщица.

Блистая красотой, она поднялась со своего места и протянула принцессе платье. Сто птиц украшали его.

— Возьми это платье! — сказала она принцессе. — По приказу твоего отца-колдуна я вышивала его уже много лет. Разве мог подумать он, человек с черным сердцем и черной душой, что найдется юноша, который согласится пренебречь богатством, властью, троном и даже твоей красотой ради бедной уродливой вышивальщицы! Твоему отцу было мало того, что он захватил все мои богатства, ему надо было еще отнять у меня и красоту и отдать ее тебе!

Счастливый юноша взял за руки вышивальщицу, и они спустились в зал, где все было готово к свадьбе.

Вот и отпраздновали свадьбу. А лучшей песней, украсившей праздник, была песня, которую пропела скрипка Манолиса в утренний час в бедной комнате на самом верху одинокой башни.

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
swetlana1979
Рукодельница


Зарегистрирован: 21.12.2011
Сообщения: 299
Откуда: Шацкий район

   СообщениеДобавлено: 18:16, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Оксаночка,какая ты молодец,давно бы так!!!
_________________
Заходите в гости! svetlana.dubkova2011@yandex.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 18:17, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Вот и первая гостья у меня в гостиной! Светочка, рада тебя видеть!
_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
васькина мать
Рукодельница


Зарегистрирован: 21.08.2011
Сообщения: 341

   СообщениеДобавлено: 18:19, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Ксюш,какая ты молодец,как здорово,что теперь всегда можно перечитать так полюбившиеся нам притчи,стихи,сказки!
_________________
Я Оля
-девушка с помеломМой домик
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 18:21, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Оля, рада тебя видеть! Буду стараться почаще выкладывать новенькое, интересненькое!
_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 23:01, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Муж и жена прожили вместе 60 лет. Не было у них секретов друг от друга, только одна тайна была у жены. На верхней полке в ее шкафу стояла коробка из-под обуви, в которую муж никогда не заглядывал. И уже став очень старой, жена слегла и тогда решила рассказать свой секрет. Она попросила мужа принести коробку. Когда муж принёс коробку и открыл ее, внутри он увидел две очень красивые вязаные куклы и пачку денег.
— Что это? — спросил изумленный муж.
— Знаешь, перед нашей свадьбой моя любимая бабушка открыла мне секрет счастливой семейной жизни. Она сказала: «Если ты рассердишься на мужа, то никогда не спорь, а пойди и свяжи одну куклу.» На глаза мужа навернулись слезы, ведь в коробке было всего две куклы.
Тогда он спросил:
— Ответь, что это за деньги? Ведь ты не откладывала их из тех денег, что мы тратили на хозяйство?
— Я накопила их, продавая кукол…

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 23:03, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Однажды два моряка отправились в странствие по свету, чтобы найти свою судьбу. Приплыли они на остров, где у вождя одного из племён было две дочери. Старшая — красавица, а младшая — не очень. Один из моряков сказал своему другу:
— Всё, я нашёл своё счастье, остаюсь здесь и женюсь на дочери вождя.
— Да, ты прав, старшая дочь вождя красавица, умница. Ты сделал правильный выбор — женись.
— Ты меня не понял, друг! Я женюсь на младшей дочери вождя.
— Ты что с ума сошёл? Она же такая… не очень.
— Это моё решение, и я это сделаю.

Друг поплыл дальше в поисках своего счастья, а жених пошёл свататься. Надо сказать, что в племени было принято давать за невесту выкуп коровами. Хорошая невеста стоила десять коров. Пригнал он десять коров и подошёл к вождю.
— Вождь, я хочу взять замуж твою дочь и даю за неё десять коров!
— Это хороший выбор. Моя старшая дочь красавица, умница, и она стоит десяти коров. Я согласен.
— Нет, вождь, ты не понял. Я хочу жениться на твоей младшей дочери.
— Ты что, шутишь? Не видишь, она же такая… не очень.
— Я хочу жениться именно на ней.
— Хорошо, но как честный человек я не могу взять десять коров, она того не стоит. Я возьму за неё три коровы, не больше.
— Нет, я хочу заплатить именно десять коров.

Они поженились. Прошло несколько лет, и странствующий друг, уже на своём корабле, решил навестить оставшегося товарища и узнать, как у него жизнь. Приплыл, идёт по берегу, а навстречу женщина неземной красоты. Он её спросил, как найти его друга. Она показала. Приходит и видит: сидит его друг, вокруг детишки бегают.
— Как живёшь?
— Я счастлив.

Тут входит та самая красивая женщина.
— Вот, познакомься. Это моя жена.
— Как? Ты что женился ещё раз?
— Нет, это всё та же женщина.
— Но как это произошло, что она так изменилась?
— А ты спроси у неё сам.

Подошёл друг к женщине и спрашивает:
— Извини за бестактность, но я помню, какая ты была… не очень. Что произошло, что ты стала такой прекрасной?
— Просто, однажды я поняла, что стою десяти коров...

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 23:04, 22 Январь 2013(Вт)  Ответить с цитатой
Каких гостинцев привезти вам, дочери мои любезные?
- Привези мне, батюшка, лекало! - молвила старшая.
- Дохтура, что ли?
- Да нет, батюшка. Лекало. Овалы чтобы рисовать. И линейку логарифмическую.
- На сколько сантиметров, доченька?
- Без разницы, батюшка. Запомнишь ли?
- Запомню, старшенькая. А тебе чего привезти, средняя дочь моя?
- А мне, батюшка, тестер привези.
- Сухари жарить?
- Да не тостер, батюшка, а тестер. Прибор такой. Измерительный. С проводами, зажимами. До килоома. И электронный не бери. Старый хочу. Привычней он мне.
- Ох, - вздохнул отец, - а тебе что привезти, младшенькая?
- А мне, батюшка, привези станок фрезерный. А еще - электролобзик, болгарку, перфоратор бошевский и электросварку компактную. А электродов не вези, я их на стройке натырю.
- Вашу мать! - закручинился отец. - Вы же женщины! Вы же на выданье! Фиг вам, а не электролобзик! Тебе помаду, тебе помаду, а тебе, младшенькая - помаду, лак для ногтей и журнал “Космополитен”. И пока меня не будет, чтоб вышивали крестиком! Ясно? Заборы не строить, канавы не копать, дрова не рубить. Дал же бог дочерей!

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 16:53, 23 Январь 2013(Ср)  Ответить с цитатой
ЛЕСНАЯ СКАЗКА

Как нежные пальцы, лучей розоватый пучок

Касался земли. Закрывались цветы-недотроги.

И маленький, ростом с ребёнка, лесной старичок

Устало присел на пенёк возле самой дороги.

Упала росинка с сосны на лицо старику,

А мимо прошли торопливо с корзинками люди.

За рощей кукушка своё оборвала «ку-ку»,

И вечер над тихим болотом заваривал студень.

«Постойте! Куда вы? – вдогонку кричал старичок, -

Кукушка пророчит, что время моё убывает».

Он топнул ногой, он сорвал с головы колпачок…

Но люди сказали: «Таких старичков не бывает».

Вздохнул старичок, колпачок свой повесил на сук

И то ль растворился, то ль в чащу ушёл – я не знаю.

Но слышно, как ночью обиженно плачет в лесу

Ненужная сказка. Последняя сказка лесная.

Николай Колычев

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
!Pearl!
Рукодельница


Зарегистрирован: 20.03.2009
Сообщения: 479
Откуда: Ухта

   СообщениеДобавлено: 19:55, 23 Январь 2013(Ср)  Ответить с цитатой
Ксюша, как же у тебя хорошо! Душевно! Интересно! Даже уходить не хочется! Буду заглядывать к тебе в гости почаще!
_________________




Я - Лена солнечный Пожалуйста, на "ты" улыбочка

Мои хвастушки! Добро пожаловать!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора Фотоальбом
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 20:00, 23 Январь 2013(Ср)  Ответить с цитатой
Лена, рада, что тебе понравилось у меня! Заглядывай почаще, я люблю, когда гости приходят
_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 12:14, 24 Январь 2013(Чт)  Ответить с цитатой
Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.
— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?
Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в... сеть лишь по привычке. За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.

— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.


В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.
— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?

Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.

Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.

В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.

«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.

Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?
— Да, продолжайте, пожалуйста.

— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.

— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.

Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…

— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.

— Литература – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.

Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.

День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.

Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн.
Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков.
Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый.
Классика, беллетристика, фантастика, детектив.
Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.

Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.
— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.

Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?

Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.
— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.

Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.

«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».

Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.

Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.

Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.

Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.

Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…

— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.

— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.

Майк Гелприн, Нью-Йорк (Seagull Magazine от 16/09/2011)

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
яксюха
Мастерица


Зарегистрирован: 16.10.2010
Сообщения: 1889
Откуда: Новороссия, ЛНР, Алчевск

   СообщениеДобавлено: 12:17, 24 Январь 2013(Чт)  Ответить с цитатой
Вечная Любовь брела по свету,
Всё себе пристанище искала.
Не нашла нигде она привета,
Но любовью быть не перестала.

Одевалась в светлые одежды,
За мечтою шла в любые дали!
В ней жила, жила ещё надежда,
Но, увы! Её уже не ждали.

Извинялись: мол, не виноваты:
Где жила Любовь – живёт Привычка,
И квартирка, будто, маловата,
О любви мечтать и не прилично.

А Любовь своей искала доли,
Но теперь едва б её узнали:
Обносилась, на ногах мозоли,
Будто нищенка на карнавале.

Вечная любовь, взгрустнув, вспорхнула
На крылах прекрасного Амура
И в бездонном небе утонула.
Но звучала в песне Азнавура!

Люди, слушая её, грустили.
Ах, как запоздало покаянье!
Вечная Любовь им всё простила,
Но не возвратилась из изгнанья.
(инет)

_________________
Загляните на огонек
Ксюшина гостиная

Нам бывает иногда, Без метлы ну никуда! Крылья тоже хороши! Но они ведь для души!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Начать новую тему   Ответить на тему Страница 1 из 21 На страницу 1, 2, 3 ... 19, 20, 21  След. 

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы не можете скачивать файлы